ПАРЯФКА: функционально-коммуникативный анализ русского переводного текста

В рамках курса рассматриваются принципы семантического и грамматического устройства текста, интерпретированного в русском переводе (переводах). Данные отечественных и зарубежных научных исследований и материалы для практического анализа охватывают все основные аспекты организации текста: от уровня микросинтаксиса, структуры предикативной единицы, синтаксической синонимии на уровне предложения — через представления о таксисе и технике межпредикативных связей в условиях ’translation shifts’ до изучения крупных текстовых структур: темпоральной и регистровой организации текста, его субъектной перспективы на фоне взаимодействия планов диктума и модуса, «выстраивания» первого плана и фона произведения и т. д. Особое внимание в рамках спецкурса уделяется ознакомлению с отечественной и зарубежной традицией сопоставительного изучения переводов, с трудами по типологии и контрастивной лингвистике, культурологии и сопоставительной стилистике. Теоретические вопросы рассматриваются на материале произведений (разных эпох и жанров) и существующих вариантов их языковой интерпретации.

Темы курса:

  1. Коммуникативные условия возникновения и восприятия переводного текста (схема О. Каде). Перевод в ряду других видов интерпретации текста. Феномен конкуренции вариантов перевода.
  2. Сопоставительное изучение оригинальных и переводных текстов в работах лингвистов (Р.О.Якобсон, Л.В.Щерба, М.В. Панов и др.).
  3. Лингвистический ракурс в переводоведческих трудах К.И. Чуковского, А.В. Федорова.
  4. Концепция динамической эквивалентности перевода Ю. Найды и представление о переводческих трансформациях Дж. Кэтфорда.
  5. Я.И. Рецкер о передаче модальных смыслов в переводе.
  6. «Язык и перевод» Л.С. Бархударова.
  7. Современные зарубежные направления переводоведения: скопос-теория, культурологический «поворот», теория полисистем, коммуникативный подход.
  8. Представления о единице перевода и единице анализа переводного текста.
  9. Представления о доместикации и форенизации как об основных переводческих стратегиях.
  10. Семантико-стилистические эффекты выбора изосемических или неизосемических конструкций в переводе.
  11. Передача диктумных и модусных смыслов в переводе. Наиболее «уязвимые» модусные смыслы: оценка и эмотивность.
  12. Вставки, пропуски, изменение метатекста при переводе.
  13. Предикативная единица как компонент текстовой структуры. Гипотеза эквивалентного преобразования полипредикативных конструкций и ее апробирование на материале переводных текстов.
  14. Понятие таксиса. Зависимый и независимый таксис. Текстовый таксис и категория временного порядка. Таксисные отношения предикатов текста.
  15. Воспроизведение темпоральных таксисных отношений предикативных единиц в тексте перевода, специфика их оформления при помощи средств русского языка.
  16. Воспроизведение модальных таксисных отношений предикативных единиц в тексте перевода, специфика их оформления при помощи средств русского языка.
  17. Воспроизведение персональных таксисных отношений предикативных единиц в тексте перевода, специфика их оформления при помощи средств русского языка.
  18. Реализация значений инволюнтивности, неопределенно-личности, обобщенно-личности при переводе.
  19. Языковые средства реализации текстового времени, анализ их различий в вариантах перевода. Календарное, событийное и перцептивное время в переводе.
  20. Представление о текстовых функциях глагольных форм как основа для сопоставительного анализа оригинала и его переводов.
  21. Категория итеративности и реализация итеративной семантики.
  22. Хронотоп и ФСП времени. Средства объективной и субъективной хронологии. Косвенные средства, указывающие на движение времени, их интерпретация в переводе.
  23. Языковые средства коммуникативных регистров, возможности интерпретации текста в границах регистрового блока. Изменение регистра при переводе.
  24. Варьирование последовательности регистровых блоков, последствия экспликации / импликации регистрового шва.
  25. «Микросинтаксис» переводного текста: выбор семантических ролей, коммуникативных рангов актантов при переводе.
  26. Варьирование фигуры и фона текста: выбор семантического типа предиката, а также личной и или неличной формы для реализации предиката.
  27. Настоящее историческое или прошедшее нарративное? Переводные тексты как материал для изучения прагматики грамматических форм.
  28. Современные корпусные исследования переводов.

Образец домашней самостоятельной работы по теме «Языковые средства реализации текстового времени в переводном тексте» (анализ текста)

Задание.

Сопоставьте три русских перевода фрагмента романа Э.Берджесса относительно оригинала. Обратите внимание на выбор видо-временных форм, определите их функции. Какие еще средства реализации текстового времени вы обнаружили в русских переводах? Сравните использование в русских переводах метатекста. Определите его роль в формировании текстового времени, оцените прагматический эффект его использования.

 

A.Burgess

“The Clockwork Orange”

“What’s it going to be then, eh?”

There was me, that is Alex, and my three droogs, that is Pete, Georgie, and Dim. Dim being  really dim, and we sat in the Korova  Milkbar  making up our rassoodocks what to do with the evening, a flip dark chill winter bastard though dry. The Korova Milkbar was a milk-plus mesto, and you may, O my brothers, have forgotten what these mestos were like, things changing so skorry these days and everybody very quick to forget, newspapers not being read much neither.

Our pockets were full of deng, so there was no real need from the point of  view of crasting any more pretty polly to tolchock some old veck in an alley and viddy him swim in  his blood while we  counted the  takings and divided  by four… The four of us were dressed in the height of  fashion, which in those days was a pair of black very tight tights with the old jelly mould, as we called it, fitting on the crotch underneath the tights..

“What’s it going to be then, eh?”

There were three devotchkas sitting at the counter all together, but there were four of us malchicks and it was usually like one for all and all for one. They kept looking our way and I nearly felt like saying the three of us (out of the corner of my rot, that is) should go off for a bit of pol and leave poor old Dim behind… Dim was very very ugly and like his name, but he  was a horrorshow filthy fighter and very handy with the boot.

“What’s it going to be then, eh?”

The chelloveck sitting next to me, there being this long big plushy seat that ran round three walls, was well away…

“What’s it going to be then, eh?”

The stereo was on and you  got the  idea that the singer’s goloss was moving from one  part of the bar to another, flying up to the ceiling and then swooping  down again and whizzing from wall to wall.

Пер. В. Бошняка

– Ну, что же теперь, а?

Компания такая: я, то есть Алекс, и три моих druga, то есть Пит, Джорджик и Тем, причем Тем был и в самом деле парень темный, в смысле glupyi, а сидели мы в молочном баре “Korova”, шевеля mozgoi насчет того, куда бы убить вечер – подлый такой, холодный и сумрачный зимний вечер, хотя и сухой. Молочный бар “Korova” – это было zavedenije, где давали “молоко-плюс”, хотя вы-то, бллин, небось уже и запамятовали, что это были за zavedenija: конечно, нынче ведь все так скоро меняется, забывается прямо на глазах, всем plevatt, даже газет нынче толком никто не читает.

Карманы у нас ломились от babok, а стало быть, к тому, чтобы сделать в переулке toltshok  какому-нибудь старому hanyge, obtriasti его и смотреть, как он плавает в луже крови,  пока мы подсчитываем добычу и делим ее на четверых, ничто нас, в общем-то, особенно не понуждало… Каждый из нас четверых был prikinut по последней моде, что в те времена  означало пару черных штанов в облипку со вшитой в  шагу железной чашкой..

– Ну, что же теперь, а?

За стойкой рядышком сидели три kisy (девчонки, значит), но нас, patsanov, было четверо, а у нас ведь как – либо одна на всех, либо по одной каждому. Они все поглядывали в нашу сторону, и я уже чуть было не сказал (тихонько, разумеется, уголком rta), что не лучше ли троим из нас слегка porezvittsia, а бедняга Тем пусть, дескать, отдохнет…С виду Тем был весьма и весьма отвратен,  имя вполне ему подходило, но в mahafshe ему цены не было, особенно liho он пускал в ход govnodavy.

– Ну, что же теперь, а?

Hanurik, сидевший рядом со мной на длинном бархатном сиденье, идущем по трем стенам помещения, был уже в полном otjezde…

– Ну, что же теперь, а?

Радиола играла вовсю, причем стерео, так что golosnia певца как бы перемещалась из одного угла бара в другой, взлетала к потолку, потом снова падала и отскакивала от стены к стене.

Пер. А. Газова-Гинзберга

 

— Ну, а что дальше?

Тут был я, то есть Алекс, и трое моих другеров — Пит, Джорджи и Дим, который, надо признать, и вправду был туповат; мы сидели в молочном баре “Корова”, мозгуя что же делать в этот зимний вечер, жутко темный и холодный, черт его дери, хотя и сухой. Молочный бар “Корова” — это был милк-плюс-мьесто; может вы братцы, позабыли, что это за мьесто, ведь вэри-скорро все меняется в наши дни, и все быстро забывается, а газеты не очень читают.

Карманы были полны дэнга, так что, с точки зрения крастинга лишних денжат, у нас не было нужды дать толтшок старому вэку в аллее и виддить, как он плавает в крови, пока мы считаем добычу и делим на четверых… Мы, все четверо, одеты по последней моде тех дней — это была пора очень узких рейтузов с ” формочкой для желе”, как мы ее называли, вставленной в рейтузы в паху…

— Ну, а что дальше ?

Тут были три дьевотшки — они сидели вместе за стойкой, но нас было четверо малтшиков — один за всех и все за одного… Они посматривали на нас, и я уже хотел сказать / краем рта, конечно/, что троим из нас надо бы пойти посексовать, оставив беднягу Дима… Дим был хоть и уродлив, дрался жутко хор-рошо и ловко владел сапогами.

— Ну, а что дальше?

Тшелловек, сидевший рядом со мной /здесь стояло длинное плюшевое сиденье вдоль трех стен/, был где-то далеко…

— Ну, а что дальше?

Стерео было включено и, казалось, что голос оттуда двигался из одной части бара в другую, взлетая к потолку и снова падая, и носился от стены к стене.

 

Пер. Е. Синельщикова

“Скучна-а-а! Хочется выть. Чего бы такого сделать?”

 Это – я, Алекс, а вон те три ублюдка – мои фрэнды: Пит, Джорджи (он же Джоша) и Кир (Кирилла-дебила).

Мы сидим в молочном баре “Коровяка”, дринкинг, и токинг, и  тин-кинг, что бы такое отмочить, чтобы этот прекрасный морозный вечер не пропал даром.

“Коровяка” — место обычной нашей тусовки —  плейс как плейс, не хуже и не лучше любого другого. Как и везде, здесь серв обалденное синтетическое молоко,  насыщенное незаметным белым  порошком…

…Покеты у нас полны  мани, так  что отпадает наш обычный эмьюзмент трахнуть по хэду или подрезать какого-нибудь папика и  уотч, как он будет свимать в луже собственной блад и юрин, пока мы чистим его карманы. Весь мой  кодляк дресст по последней фэшн – в черных, облегающих, как вторая кожа, багги-уош.

– Скучна-а-а! – зевает Джоша, обводя глазами завсегдатаев “Коровяки”. Около стойки на вращающихся стульчаках сидят три герлы, но нас четверо, а закон стаи суров: ван фор  ол, и  все за  одного. Стерео истерично орет. Педерастический голос певца шарахается из угла в угол, отскакивая от стен, как вырвавшаяся из ствола пуля.

 

Образец контрольной работы по теме «Воссоздание функциональных связей языковых средств в рамках текстовой тактики»

Задание

Проведите комплексный анализ двух русских переводов фрагмента повести П.Трэверс «Мэри Поппинс». Охарактеризуйте обнаруженные расхождения на уровне интерпретации и оформления предикативных единиц, таксисных отношений между ними, темпоральной организации текста, субъектной перспективы и регистрового строения. Обнаружили ли вы в проанализированных текстов черты форенизации /доместикации? Охарактеризуйте различия в прагматической установке переводчиков.

 

P.L.Travers

Пер. Б.В. Заходера

Пер. М.Д. Литвиновой

If YOU want to find Cherry Tree Lane all you have to do is ask the Policeman at the crossroads. He will push his helmet slightly to one side, scratch his head thoughtfully, and then he will point his huge white-gloved finger and say: “First to your right, second to your left, sharp right again, and you’re there. Good morning.”

And sure enough, if you follow his directions exactly, you will be there — right in the middle of Cherry Tree Lane, where the houses run down one side and the Park runs down the other and the cherry-trees go dancing right down the middle.

If you are looking for Number Seventeen — and it is more than likely that you will be, for this book is all about that particular house — you will very soon find it. To begin with, it is the smallest house in the Lane. And besides that, it is the only one that is rather dilapidated and needs a coat of paint. But Mr Banks, who owns it, said to Mrs Banks that she could have either a nice, clean, comfortable house or four children. But not both, for he couldn’t afford it.

Если ты хочешь отыскать Вишнёвый переулок, просто-напросто спроси у полисмена на перекрёстке. Он слегка сдвинет каску набок, задумчиво почешет в затылке, а потом вытянет палец своей ручищи в белой перчатке:

— Направо, потом налево, потом опять сразу направо — вот ты и там! Счастливый путь!

И будь уверен, если ты ничего не перепутаешь, ты окажешься там — в самой середине Вишнёвого переулка: по одной стороне идут дома, по другой — тянется парк, а посредине ведут свой хоровод вишнёвые деревья.

А если ты ищешь Дом Номер Семнадцать — а скорее всего, так и будет, потому что ведь эта книжка как раз про этот дом, — ты его сразу найдёшь. Во-первых, это самый маленький домик во всём переулке. Кроме того, это единственный дом, который порядком облез и явно нуждается в покраске. Дело в том, что его нынешний хозяин, мистер Бэнкс, сказал своей жене, миссис Бэнкс:

— Выбирай, дорогая, одно из двух: или чистенький, хорошенький, новенький домик, или четверо детей. Обеспечить тебе и то и другое я не могу. Не в состоянии.

Хотите попасть на Вишнёвую улицу? Это совсем просто. Подойдите к полицейскому на перекрёстке. Он слегка сдвинет на один бок каску, сосредоточенно почешет в затылке, вытянет вперёд белый, затянутый в перчатку палец и скажет:

— Сначала поверните направо, потом налево, ещё раз направо — и вы на Вишнёвой. Всего доброго!

Идите, как сказал полицейский, и окажетесь на Вишневой улице, дома на ней стоят на одной стороне, на другой – парк, а вишни растут как раз посередине.

Вы, конечно, будете искать дом № 17, ведь эта история про него, и вы сразу его найдёте. Во-первых, это самый маленький дом на Вишнёвой, во-вторых, он самый старый и обшарпанный. Дело в том, что мистер Банкс, который живёт в этом доме, в своё время спросил миссис Банкс, чего она хочет — новый красивый дорогой дом или четверых детей? Того и другого он позволить себе не может.

 

Темы для индивидуальной работы с научной литературой

  1. Из истории сопоставительного изучения оригинальных и переводных текстов (в подзаголовке конкретизируется эпоха, языки, жанры текстов, указываются конкретные научные труды и т.д.).
  2. Сопоставительное изучение оригинала и переводов текста в определенном семантико-грамматическом аспекте (в подзаголовке конкретизируется аспект, например, воссоздание средств художественного времени, текстовых функций предикатов, лексико-семантических механизмов связности, средств оценочной модальности, интерпретация метатекста и т. д.)
  3. Перевод в ряду других видов интерпретации текста.
  4. Подходы к выделению уровней интерпретации текста в лингвистических и литературоведческих концепциях, их применение в изучении переводов.
  5. Типологические основания сопоставления текстов на разных языках. Традиционные и новейшие концепции сравнительной типологии языков.
  6. Контрастивная лингвистика «поверх границ культур»: классические работы и современные исследования.
  7. Сопоставительная семантика и грамматика текста. Отечественные и зарубежные научные концепции.
  8. Предикативность и пропозитивность, применение этих категорий в изучении синтаксиса переводного текста.
  9. Понятие таксиса и его использование в изучении переводов. Зависимый и независимый таксис. Текстовый таксис и категория временного порядка. Таксисные отношения предикатов текста.
  10. Современные исследования в области синтаксической синонимии и применение их результатов в анализе переводных текстов.
  11. Семантика и прагматика русских односоставных предложений: различные подходы к изучению и классификации. Реализация значений инволюнтивности, неопределенно-личности, обобщенно-личности при переводе.
  12. Понятия изосемии и прототипичности. История изучения неизосемических конструкций. Семантико-стилистические эффекты выбора изосемических или неизосемических конструкций в переводе.
  13. Отечественные и зарубежные концепции текстового времени, их применение в сопоставительном анализе переводов.
  14. Представление о текстовых функциях глагольных форм как основа для анализа оригинала и его переводов.
  15. Современные исследования в области воссоздания хронотопа текста и интерпретации средств ФСП времени в переводе.
  16. Классические и современные концепции формирования первого плана и фона текста (foregrounding / backgrounding): американская, французская, японская, русская традиция. Сопоставление ключевых элементов ‘Saliency Hierarchy’ с понятиями выдвижения, актуализации, остранения.
  17. Современные сопоставительные исследования в области коммуникативных регистров текста.
  18. Различные трактовки метатекста и их применение в изучении модусного плана переводного текста.
  19. Изучение речевых актов в переводных текстах.
  20. Модальность, модус, модусные смыслы, модусный план текста: научные работы и применение их результатов в исследовании переводов.
  21. Логические связи в оригинале и переводе: история изучения, образцы анализа.
  22. Механизмы лексико-семантической связности в оригинале и переводе: история изучения, образцы анализа.
  23. Подходы к исследованию тема-рематической организации текста в переводе.
  24. Перевод заглавия и эпиграфа к тексту: история изучения, образцы анализа.
  25. Критика перевода и история перевода о тенденциях к отчуждению или адаптации семантики, грамматики, стиля текста.
  26. Подходы к определению понятия переводческой ошибки.
  27. Принципы анализа прозаических и поэтических вариантов перевода произведения.
  28. История языка, «история лингвистического вкуса» и сопоставительный анализ переводов разных лет.

Powered By EmbedPress

Powered By EmbedPress

Powered By EmbedPress